север | КНИГИ

Опасная работа

Книга «Опасная работа» – арктические дневники Артура Конан Дойла
текст Анна Груздева
иллюстрации Катя Шестакова
видео Антон Петров
«Когда находишься на самой грани неведомого, то каждая подстреленная тобой утка несёт в своём зобе камушки с берегов, ещё не отмеченных на картах. Это плавание явилось самой необычной и восхитительной главой всей моей жизни».

Артур Конан Дойл о своём путешествии в Арктику
Здесь и далее – отрывок из книги «Опасная работа» (Paulsen)
На фотографии здесь и далее – страницы дневника Конан Дойла
из книги «Опасная работа» (Paulsen)
«Одним ненастным днём в Эдинбурге, когда я был с головой погружён в подготовку
к очередному испытанию в ряду других, так омрачающих жизнь студента-медика, ко мне заглянул некто Карри, коллега-студент, едва мне знакомый […]

 — Хочешь через неделю отправиться врачом на корабле, с жалованием два фунта десять шиллингов плюс три шиллинга с каждой тонны китового жира?

 — Почему ты знаешь, что меня возьмут?

 — Потому что меня туда взяли, а в последний момент выяснилось, что плыть я не могу, вот
я и хочу найти себе замену.

 — А снаряжение для Арктики?

 — Возьмёшь моё».
Третий слева — Артур конан дойл.
12 июня 1880 года (фото w. j. a. grant,
hull maritinme museum)
Так в 1880 году 23-летний Артур Конан Дойл, будущий автор знаменитых книг о Шерлоке Холмсе, решил выбрать вместо скучных экзаменов шестимесячное плавание на китобойном судне «Надежда». Во время этого полярного путешествия студент-медик вёл путевой дневник, который долгое время оставался неопубликованным. Только в 2012 году издательство University Of Chicago Press выпустило в свет дневниковые записи Конан Дойла Dangerous Work: Diary of an Arctic Adventure, а в 2014 году издательство Paulsen впервые представило «Опасную работу» на русском языке.

По страницам дневника

Помимо арктического дневника, в книгу вошли статьи писателя о плавании на судне, написанные для британского и американского журналов, а также «художественные произведения, в основе которых лежит полярный опыт автора, — мистическая новелла „Капитан „Полярной звезды““ и рассказ о Шерлоке Холмсе „Приключения Чёрного Питера“».
«Опасная работа» — это встреча с одновременно знакомым и незнакомым Артуром Конан Дойлом. С одной стороны — лёгкий стиль повествования и узнаваемый британский юмор.
С другой — невыдуманные истории о забое китов и тюленей, купании в ледяной воде
и смертельных опасностях, в которых Конан Дойла, традиционно ассоциирующемся с Шерлоком Холмсом с трубкой и в пальто, довольно сложно представить.

К тому же внутри книги спрятан репринт оригинальных рукописных дневниковых записей
и рисунки писателя, которые делают книгу ещё более необычной, живой и к тому же очень красивой и приятной на ощупь. Вот судно «Надежда» в открытых водах, вот белый медведь пытается затащить тушу тюленя на льдину, вот моряки выходят на забой кита, — лаконичные, как будто детские рисунки Конан Дойла переносят читателя на палубу китобойного судна, где пахнет тугими канатами, свежими креветками и льдами.

Артур Конан Дойл
«Проснувшись утром, услышал „тук-тук“ — это бились о борт льдины. Выйдя на палубу, я увидел воду, до самого горизонта покрытую льдинами. Они были не так уж велики,
но располагались так густо, что по ним можно было бы передвигаться, прыгая с одной на другую. Их ослепительная белизна оттеняла синеву воды, как бы делая, по контрасту, ещё ярче и её, и небеса над нею, и вся эта совершенная синева
и восхитительная свежесть арктического воздуха, хлынувшая через ноздри и заполнившая лёгкие — вот что навсегда запомнилось мне из того утра».

Артур Конан Дойл
Начало дневника писателя — робкое. По словам автора, «ничего интересного» ещё
не происходит. Признаков морской болезни он не чувствует, читает биографию литературного критика и поэта Джонсона Босуэла, а в письме своей матери сообщает, что они «взяли на борт и отличное шампанское, и вино, едят до отвала, как призовые свиньи», а также о том, что он понемногу боксирует. «Сумрачный день с метелью. Никаких особых событий. Провёл приятный вечер в каюте помощников. Запись от 29 марта 1880 года: «Пели песни: «Байку Джека», «Русалку» и «Механическую руку». Колин сказал: «Когда мы начнём бить тюленей, то я всех возьму в работу. Не побоюсь и вас занять, доктор»».

По мере продвижения «Надежды» в суровую Арктику судовой врач Конан Дойл начинает узнавать у капитана о китобойном промысле, а также участвовать в нём. Ему удаётся выяснить, что китовый жир стоит 30 фунтов за тонну, а один ус оценивается примерно в 800 фунтов и «полностью уходит на континент». Вскоре писатель участвует в погрузке шкур на борт, потом трижды за день случайно купается в ледяной воде, за что получает от капитана звание «величайшего из ныряльщиков Севера», а потом и сам начинает ходить на морского зверя.
«Мне, дорогая мама, очень нравится моё путешествие,
и единственное, чего мне остаётся желать, это чтоб и ты так же радовалась и веселилась. Не думаю, что ты узнала меня в том виде, в каком я явился сейчас в каюту. Капитан говорит, что такого страшного дикаря ему ещё не доводилось видеть: волос дыбом, руки в крови. На мне какие-то обноски, в сапогах хлюпает вода, а сверху они покрыты снежной коркой. Нож
у меня за поясом не вынимается из чехла, потому что на нём запеклась кровь, одежда тоже запачкана кровью, плечи обвиты верёвкой, а в руках — абордажный топор. И это твой ангелочек, мама! До этих пор я и понятия не имел, что такое чувствовать себя совершенно здоровым, а сейчас я уверен, что могу отправиться куда угодно и выдержать что угодно».

«Надежда». Гренландия, апрель 1880 года

В какой-то момент молодой врач стал частью китобойной команды. В его дневнике даже появляются записи о подстреленных белых медведях и других трофеях «Надежды».
Июнь

1
2
5
6
8
9
10
11
12
18
20
26
30
Трофеи «Надежды»

1 хохлач
4 курочки
7 гагар
1 хохлач
1 нарвал
5 необычных уток
1 курочка, 1 гагара
1 курочка, 6 пуночек
1 моевка, 1 буревестник, 3 гагары
1 мерлуза
1 медведь
1 медведь с медвежатами
1 медведь
гренландский кит
бургомистр, пуночка
5 гагар
1 нерпа
На китобойном судне «надежда»
Несмотря на то, что Конан Дойл писал матери том, что за Полярным кругом «чувствует себя
в своей тарелке», арктический промысел вызывал у него неоднозначную реакцию. «Деятельность эта, конечно, бесчеловечная, страшная, но не страшнее всякой другой, поставляющей нам на обеденный стол продукты. И всё же лужи алой крови на ослепительно белых льдах под мирным безмолвием синего арктического неба кажутся бесцеремонно грубым вторжением в Природу», — писал он впоследствии.

Смерть так или иначе появляется на страницах «Опасной работы». В частности, Конан Дойл описывает «чёрный день для всего экипажа» — смерть гарпунёра Эндрю Милна. «Заворот кишок, с жуткими рвотами и постоянной болью». «Я сделал, что только мог», — словно извиняясь, пишет автор. Юный медик 3-го курса, который на борту китобойного судна не имел возможности провести операцию, старается быстрее записать в дневник это трагическое для него воспоминание и забыть смерть пациента. «Можно считать удачей, что к услугам моим как медика за всё время плавания прибегали не так часто», — напишет он.

Другую же смерть Конан Дойл, напротив, описывает со свойственным ему юмором. Однажды он вытащил из воды морскую улитку, похожую на «чуднОго гномика». Врач назвал улитку Джоном Томасом, поместил в стеклянную банку и сунул туда кусочек свинины и масла.
В течение нескольких дней Джон Томас хандрил, потом стал «здоров и бодр», завтракал
и наматывал круги по дну стеклянной банки, а потом… умер.
«Джон Томас скончался 8 июня к прискорбию его многочисленных друзей и знакомых. Он был достойным
и благородным липарисом, выделявшим среди своих собратьев — морских улиток — как живостью ума, так и телесным совершенством. […] Он был скромнейшим, непритязательным сгустком протоплазмы, а способностью усваивать жирную свинину превосходил куда как более высокоорганизованных тварей. Родители его послужили пищей киту, когда наш усопший был ещё в самом нежном возрасте, а потому умственным развитием своим он обязан лишь собственному усердию
и наблюдательности. Ныне он грядёт путём всякой плоти,
и да упокоится он в молекулах».

«Надежда». Четверг, 10 июня 1880 года
Чем ближе конец путешествия Конан Дойла на «Надежде», тем больше деталей и подробностей о жизни и работе в Арктике появляется в его дневнике. Теперь он указывает широту и долготу, которую научился определять сам, скорость и направление ветра, состояние льдов. За поездку у него скопилось множество интересных артефактов, которые он привёз домой.
«Сейчас я являюсь владельцем:

1. Эскимосских штанов из тюленьей кожи
2. Исландского сокола
3. Разделочного ножа и точила
4. Костей хохлача, застреленного самолично
5. Костей двух матёрых тюленей
6. 2 передних ласт молодого хохлача
7. 2 передних ласт берегового тюленя
8. Головы медведя
9. Щетины хохлача
10. Бургомистра
11. Барабанных перепонок кита
12. Двух королевских гаг
13. Кусочков вулканической породы, найденных в желудке у гаги
14. Рога (?) единорога
15. 2 эскимосских кисетов
16. Моевки
17. Медвежьего когтя
«Около 11 вечера меня позвал капитан полюбоваться чудесной картиной — я и не надеялся увидеть когда-нибудь что-либо подобное: море буквально кишело огромными и редкостными горбатыми китами — совсем близко, так что впору было бросать им сухарики, толклось штук 200, и дальше до самого горизонта — сплошные фонтаны воды и китовые хвосты. Некоторые пускали фонтаны возле самого бушприта, заливая баковую надстройку и выводя из себя нашего ньюфаундленда. Длина этих китов от 60 до 80 футов, а голова имеет особенность — мешок под челюстью, наподобие жабьего. Дают они примерно по 3 тонны жира каждый, но жир низкосортный, а ловить их трудно, так что игра не стоит свеч».

«Надежда». Среда, 4 августа 1880 года
К концу своего путешествия на «Надежде» Конан Дойл уже стал опытном китобоем, и капитан Джон Грей позвал его в следующее плавание не только врачом, но и гарпунёром. Молодому медику так и не суждено было стать последним, но его жизнь, в частности, литературная, осталась тесно связанной с Арктикой.
Вернувшись домой, он получил степень бакалавра медицины в Эдинбурге, предпринял путешествие в Африку на судне «Маямба», а потом занялся врачебной практикой и написанием рассказов. Так вышло, что первый писательский успех принесли ему рассказы, в которых отразился его полярный опыт. В 1882 году была опубликована его мистическая повесть «Капитан „Полярной звезды“» — «о призраке, посетившем затерянный в арктических водах корабль». Затем, в 1883 году, Конан Дойл прочитал в Обществе литераторов и учёных доклад «Арктические моря», который, как писал он матери, вызвал у слушателей «сплошной восторг». Как отмечают Йон Лелленберг и Дэниел Стесоуэр, «лекция стала для Конан Дойла поворотным пунктом всего периода жизни в Саутси. […] В своих самых значимых работах того периода — „Капитане „Полярной звезды“ и „Дж. Хабейкеке Джефсоне“ — Конан Дойл соединил свой морской опыт с техникой рассказа, свойственной стилю Эдгара По. Появление Шерлока Холмска было теперь лишь вопросом времени».

Артур Конан Дойл — выпускник Эдинбургского университета
«Этот край обладает обаянием, чарами, власть которых ощущает на себе каждый, кому удаётся сюда проникнуть. Как я понимаю того престарелого капитана китобойного судна, который, будучи при смерти, вдруг зашагал из дома прочь, шатаясь, прямо как был, в ночной рубашке, а когда его нашли сиделки, он всё бормотал, что он должен „пробиваться на север“!»

Артур Конан Дойл
Письма из Сибири
Раз в неделю мы делимся новыми историями и новостями проекта. Оставайтесь на связи!