север | интервью

Дети Арктики

Серия интервью с подростками острова Диксон
текст Анна Груздева
фото Антон Петров
В 2014 году команда «Сибири и точки» побывала в Диксоне и выпустила в интернет-журнале «Сибурбия» материал о том, чем живут одиннадцатиклассники средней образовательной школы № 1, что знают о белых медведях, куда хотят поступать и что думают о своей арктической «малой родине».

Через год вместе с редакцией образовательного портала Newtonew мы решили выяснить: удалось ли ребятам поступить туда, куда хотелось, что они думают о тех городах, куда уехали продолжать образование, и скучают ли они по своему арктическому посёлку? Так материал «Дети Арктики» получил продолжение и превратился в небольшое исследование о жизненных стратегиях подростков заполярного посёлка Диксон.
ДЕКАБРЬ 2014

Часть I. 11 класс

Беседы с одиннадцатиклассниками школы №1 посёлка Диксон
о выборе профессии, планах на будущее, свободном времени, белых медведях, рыбалке и родном посёлке
Юрий Гамбургер
11 класс школы №1 посёлка Диксон
«У меня дедушка отработал в гидрографии более 30 лет, отец был связан с морем, так и получилось, что наша семья живёт на Диксоне. Прадед был членом экипажа первого атомохода „Ленин“, а бабушка со стороны матери приехала на север в 1940-х.

Я буду поступать в академию гражданской авиации в Питере, мечтаю быть лётчиком. Может, это звучит идеалистически, но я не вижу для себя другой мечты. Сейчас мой отец связан с авиацией, и у него получилось инициировать мой интерес к этой профессии: я очень люблю летать. У меня есть много друзей-лётчиков, с которыми часто общаюсь про их профессию и уточняю детали, конкретизирую.

Лётчик — это красивая, интересная, высокооплачиваемая работа — всё, что нужно для тинейджера. Она сложная, конечно, но она стоит этой сложности, мне кажется. Все мужские профессии обладают определённой степенью риска. К тому же лётчик должен быть скрупулезным, ответственным, очень внимательным и главное — осознавать, что он делает. У нас на Диксоне всегда проблемы с трудоустройством, но я был бы не против поработать в нашем „КрасАвиа“, полетать в Красноярск, Хатангу, Норильск, в Эвенкию».
ДЕКАБРЬ 2015

Часть II. 1 курс

Продолжение бесед с подростками Диксона. Удалось ли им поступить туда, куда хотелось, что они думают о тех городах, куда уехали продолжать образование, и скучают ли они по своему арктическому посёлку?
Александр Сурков
1 курс Политехнического института СФУ, Красноярск
«Если бы я поехал учиться в Ростов, у меня не было бы возможности приезжать домой. Норильск ближе к Диксону, но там ничего хорошего нет. Мест в общежитии нет, цены высокие, воздух плохой, сами знаете. Поэтому — Красноярск, хотя здесь тоже воздух не как на Диксоне. Людей слишком много, это напрягает. На Диксоне вышел — и никого, а тут везде люди. В автобусах мне не нравится, да и проезд 22 рубля. В посёлке можно было пешком дойти, куда хочешь. Деревья — тоже непривычно. У нас на Диксоне есть только искусственные светящиеся деревья, а в тундре только очень низкие лиственницы.

Поначалу я домой хотел, честно. Скучал по родителям. На Диксоне у меня из окна видно море, а в Красноярске видно стройку. По сравнению с Красноярском, Диксон особенный. Про него, кстати, никто из моей группы не знал, и даже из параллельной группы. Они удивлялись, как я там жил. Ну, жил и жил. Они, конечно, жили в городе, знают, что такое развлечения: боулинг, клубы, бары, кино, кафе. А у нас было счастливое детство, вот и всё. Мы ходили гулять в мороз, с горки катались на санках, это было весело. Летом я бы не хотел здесь оставаться, я бы на Диксон уехал. Лето на Диксоне — это рыбалка, можно гулять. А здесь Енисей — и что? Нет такой рыбы, как на Диксоне, а наша рыба — это всё, особенно омуль. Здесь в Красноярске его нет, я искал».
Письма из Сибири
Раз в неделю мы делимся новыми историями и новостями проекта. Оставайтесь на связи!